Интервью Даниэля Маратовича Башмакова

Руководитель ККО «ОПОРА РОССИИ» дал интервью газете «Кубань сегодня», касающийся выборов в Государственную думу.

Арсенал Даниэля Башмакова: ум, усы, честь и немного юмора
— Даниэль Маратович, вы вполне успешный предприниматель. Зачем вы решили идти на выборы в ГосДуму?
— Знали бы вы, как часто меня спрашивают: зачем тебе депутатство, Даниэль? Политика – дело грязное, нормальные люди туда не ходят. Власть в бытовом массовом сознании давно стала ассоциироваться с этакой общероссийской «малиной», местом вопиющего непотребства, расхитительства, бесчестия и поголовной коррупции. И вот я, такой же, как многие из вас, стремлюсь переместиться на социальном лифте с этажа «Порядочные люди» на этаж «Наша бесчестная бессовестная власть», — так считают сотни моих знакомых, которые отговаривали меня и просили: «Только не стань таким, как они!». Я уж и сам иной раз задумаюсь: не укусит ли меня какой «вампир» от власти и не стану ли таким, каких проклинает и ненавидит народ. И эта мысль для меня, как прививка. Нет, таким я не стану. Знаю это твердо.
Думаю, именно нормальным людям и надо идти во власть. Если всем нам, гражданам страны, ее налогоплательщикам, допустить, что власть – это сборище негодяев, то тогда мы должны сказать себе честно: жизнь наша обречена на беспросветность. Тем самым мы признаем, что народ — это стадо баранов, не способных выбрать себе справедливых честных лидеров, и к управлению собой мы допускаем только воров и махинаторов.
Я не согласен принять для себя роль безмолвной скотины. При этом я понимаю, что грязную реку не очистить одним-двумя чистыми ручейками, а значит, во власть должны стремиться неравнодушные порядочные люди. Это тот случай, когда большинство имеет значение.
— Как правило, интеллектуалы вроде вас наиболее комфортно чувствуют себя в роли оппозиции…

Оппозиция – это противостояние, в нашей стране оно заканчивалось всегда кроваво: революциями, смутами, бунтами. Но вместо желаемого избавления от старых бед, мы наживали новые, более серьезные. Майданы – точно не мой вариант. Доводить народ до ситуации, когда он понимает только правду топора или булыжника, преступно, как со стороны власти, так и со стороны тех, кто подначивает массы. Моя стратегия другая – с властью необходим диалог, иногда жесткий, иногда спокойный, уважительный. Власть тоже разнородна, и среди чиновников попадаются отличные люди. Я знаю много таких специалистов: надежных, хороших, чистых душой людей.
Оглядываюсь на свой жизненный путь… В советские годы жил с фигой в кармане. Помню, власть призывает: «Боремся с вещизмом, развиваем активную жизненную позицию!», а сама отоваривается в распределителях, для обычных же людей – шиш, и тот без масла. В магазинах — шаром покати, банка майонеза для новогоднего оливье и та по блату. Рулевые кричат: «Исполним интернациональный долг в Афганистане!», а своих сыновей прячут, на бойню посылает «неотмазанных» от армии простых парней из обычных семей.
В перестроечные и 90-е выживал. Специальность отличная, диплом красный, а работы нет. Я тогда, как все, ругал власть, критиковал. При этом был молод, жил интересно, учился с желанием. Мне пророчили хорошее научное будущее. Поступил в аспирантуру, готовился к защите. Намыкался я тогда страшно. Наука в те годы никому не была нужна. Иметь научную степень уже было не престижно. На аспирантские гроши семью содержать невозможно, а у меня в это время родились два замечательных сына.
Начал заниматься бизнесом как программист. Ругать стало некогда: одна беспросветная работа без отпуска и выходных. Дела пошли на лад, а помогала мне на правах партнера жена Татьяна. К сожалению, наш союз был обречен стать союзом отличных товарищей и коллег, а вот семья распалась. Это большая потеря моей жизни. Однако мы остались с Таней друзьями, за что я благодарен и ей, и ее новому спутнику.
Предприниматели — «ветераны», еще из кооперативного движения, помнят ужасы первоначального накопления капитала: рэкетиров, крышевателей, решал, милиционеров-оборотней. Как я прошел невредимым через то горнило? Наверно, потому что бизнес мой – « в голове». Бандитам трудно было понять, что делает усатый парень у компьютера, и на чем он зарабатывает деньги. Выражение «пишу компьютерную программу» создавало у них впечатление, что я писатель. Только книгу пока никак не напишу….Вот так, посмеиваясь над собой и ситуацией, прошел я те жесткие годы. Вот так и остались у меня в арсенале: ум, усы, честь и немного юмора.
Время шло, а ничего по большому счету не менялось. Предпринимательский хлеб по-прежнему трудный и горький. Бизнес уязвим со всех сторон. Я понял, что позиция критики неконструктивна. Конечно, при любой власти соглашателям и любителям компромиссов легче, но я уж точно не из числа подпевал.
Как руководитель бизнеса, я испробовал немало приемов в достижении успеха на переговорах. Тактика бизнес-переговоров оказалась вполне применима и в контактах с властью. Вступил в общероссийскую предпринимательскую организацию малого и среднего бизнеса «ОПОРА РОССИИ» и вместе с коллегами начал работать над изменением глупых или вредных для развития бизнеса законов. Мы начали также взаимодействие с властными структурами всех уровней в качестве членов общественных советов или отраслевых экспертов. Мало-помалу у нас стало получаться! Сегодня результативность обращений ККО «ОПОРА РОССИИ» , а мы анализировали число запросов и инициатив и конкретно принятых по ним положительных решений, достигает 68%.
Тогда я и решил: если решаемо многое, если мы научились получать результаты на уровне региона, двигаясь шаг за шагом к лучшему, почему бы не попробовать себя на Федеральном уровне?
— С какой программой вы идете на выборы?
— Каждый выборный год разношерстные, имеющие полярные ценности кандидаты в депутаты вываливают на избирателя ворох программ. Как правило, даже если потом «кандидаты» меняют статус на «депутата», они все-равно имеют малые шансы полностью реализовать программу. Почему? А как «обещалки» в один закон собрать, если один обещал увеличить тарифы, другой сократить, третий и не знал, что там за него наобещали пиарщики?
Я нарочно спрашивал у разных людей, с которыми пересекаюсь по работе, общественным делам, общим увлечениям: за кого голосовал и какая у кого программа. Выяснил, что кто-то ставит на депутата, примерно как ставят на скачках на лошадь, независимо от симпатий. Кто-то голосует за красивую внешность. Кто-то за умение забористо ругаться. Кому-то понравились задранные ноги актрисы в мужском журнале…Ноги помнят, а программу нет…
Подумал: а что обо мне будут помнить те избиратели, которые, к примеру, прочтут это интервью или увидят плакат «Сделай выбор свой толково, голосуй за Башмакова!»? Про мои усы, про юмор, про ОПОРУ, про первый электромотоцикл России, который сделала моя команда, про кандидатскую, которую в голодные аспирантские дни я сам писал, а потому помню ее едва ли не по абзацам? Зачем я буду обещать то, что, возможно, не смогу воплотить, только потому, что таких же «торжественно обещающих» в Думе за две сотни?
Лучше я расскажу вам, какие ценности разделяю и каких ориентиров придерживаюсь, а вы уж решайте – ваш ли я человек.
Образование

Ставлю его на первое место. Образованным, думающим человеком трудно манипулировать. Малограмотному человеку достаточно навязать потребительские ориентиры, внушить ему, какой он вау-мега-крутой, и дальше с ним можно делать, что угодно. Пустышки с амбициями и представлением об успехе, как о «много денег» уже расплодились, как плесень. Я думаю, что через пять-семь лет они массово придут в органы управления страной и будут принимать от имени нас с вами решения, и перспектива эта мне не нравится. Они уже и сегодня стоят у руля страны, и формируют наш образ жизни: принимают законы в угоду финансовой прихоти олигархов, выкачивают недра, «пилят» бюджет.
Я резкий противник ЕГЭ. Выпускников натаскивают на ответы, которые они забывают, не покинув порог аудитории, где шел экзамен. Идея равенства возможностей для поступления в вузы себя не оправдала. Напротив, система убила все лучшее, что было в нашей системе образования. Сегодня школа заполучила затюканных, малооплачиваемых, а потому равнодушных педагогов, которым, чем хуже учатся дети, тем лучше. Безусловно, в любой школе есть исключения — золотые люди, подвижники!. Но в целом ситуация такая: отстающие ученики несут учителю деньги за репетиторство, и учителю, полунищему, работающему на нескольких ставках до изнеможения, это выгодно. Нищета превращает изначально неплохих людей в алчных.
Большинство из нас родители, и у каждого сотни историй о том, как учителя отказывались заниматься с пропустившим из-за болезни занятия ребенком, как оставались после уроков только за деньги… Монетизация отношений между учениками и преподавателями породила отношение к Учителю, как к менеджеру, предоставляющему недорогие услуги обучения. ЕГЭ выпестовал поколение «школоты».
Богатые люди имеют возможность вкладываться в дополнительную подготовку детей, а семьи с низким достатком автоматически становятся аутсайдерами. Если бы друзья моего детства из обычных рабочих или сельских семей, ставшие ныне известными учеными, конструкторами, изобретателями, руководителями производства, учились бы в современной школе, едва ли у них был шанс стать теми, кем они стали.
Статус учителя в нашей стране должен быть пересмотрен и укреплен. Образовательные программы должны комплектовать лучшие ученые, методисты и педагоги. И уж никак не политики.
Необходимо поднять зарплату воспитателям детских садов. Ребенок формируется в нежном дошкольном возрасте как личность. Можно ли найти на 10-12 тыс. заработной платы в месяц отличного специалиста-скульптора, который наметит контуры Человека в вашем ребенке?!
Я также за восстановление малокомплектных сельских школ. Ребенок должен расти в семье, общаться с близкими, есть домашнюю пищу, помогать родителям по дому, расти хозяином своей усадьбы, и, в перспективе, хозяином страны. Ребенок, растущий в интернате, — это ненормально.
Как человек, имеющий кандидатскую степень, я хотел бы помочь молодым ученым. Аспирантские выплаты – это вклад в интеллектуальную копилку страны. Отрежьте от зарплат руководителей гос.отраслей, но вложитесь в науку – вот мой подход! Согласно прошлогоднему докладу ЮНЕСКО «По пути к 2030 году» вклад российских учёных в мировую науку — 1,7%. Эта же цифра, например, у США — 28,1%. Для нашей страны это позор! Положение нужно срочно менять.

Здравоохранение

Изменения и улучшения в организации лечебного дела оставил бы на суд специалистов. У нас в стране, конечно, все «разбираются в лечении», но я точно не из них. Вообще я за то, чтобы узко-профильные, отраслевые темы прорабатывали специалисты, а не политики-популисты. Никто не лезет к физикам с советами, как должен работать атомный реактор. Наверно и то, как лечить аппендицит врачи решат сами.
Но о нелечебных делах я могу говорить. Несмотря на то, что сам я болею редко, ситуацию знаю: у меня есть немолодая мама, да и к нам ОПОРУ часто обращаются за помощью родственники больных людей.
Российская система здравоохранения отменно работает для людей с деньгами, и очень плохо для тех, кто «стоит в общей очереди». Она равнодушна к больным с тяжелыми диагнозами. Особенно «до ручки» мы дошли в лечении онкозаболеваний. В народе говорят: заболел, все — списан, считай, время есть только на покупку белых тапочек. Необходимо принимать специальные программы для помощи людям с тяжелыми продолжительными заболеваниями. Обязательно вкладываться в профилактику и пропаганду здорового образа жизни. Инициативы отдельных действующих депутатов по ограничению вызовов скорой помощи престарелым людям считаю преступлением!
Мы многие годы добивались социальных гарантий, в их числе – бесплатное здравоохранение, это было нашим социалистическим завоеванием, и все бесславно профукали! Пора остановить этот процесс! Считаю необходимым приложить все усилия к тому, чтобы о России отзывались, как о стране мощной социальной поддержки. Также на государственном уровне пора решать вопрос о восстановлении системы санаторно-курортного лечения как непрерывной цепочки лечебного процесса. Для нас, южан, это крайне важно. Это загрузка санаториев, бальнеолечебниц, развитие инфраструктуры, рабочие места, выравнивание экономики курортных зон края.

О ЖКХ

Первое и основное: рост тарифов немедленно, безоговорочно прекратить! Региональные энергетические комиссии, которые формируют тарифы на энергоресурсы, обязать проводить публичные обсуждения расчетов компаний, заинтересованных в получении высоких тарифов.
Сборы на капремонт считаю неправильными. Их нужно отменить. По сути, это еще один тайный налог на людей. Сбор денег в некие организации со статусом НКО, которая может разориться, как всякий хозяйствующий субъект – какая-то странная принудительная игра на наши деньги. Ремонты, считаю, оптимально делать по другой схеме. Если жильцы, собственники дома, понимают, что пора его привести в порядок, они принимают коллективное решение, берут кредит в банке под поручительство уполномоченных госструктур, и затем возвращают кредит 3-5-10 лет, таким образом оплата коммунальных услуг в доме вырастет ровно на сумму рассчитанных платежей. Но тогда жильцы будут кровно заинтересованы проверить смету и качество работ строителей. Они будут, как хозяева, заинтересованы в отличном качестве ремонтных работ.
О партийности

На сегодняшний день я беспартийный, хотя продвигала меня партия «Справедливая Россия», и мне во многом близки ее программные установки. Особенно в части молодежной политики, развития молодых семей, ЖКХ, образования и здравоохранения. В частности, я за то, чтобы молодые семьи с детьми получали беспроцентный кредит на покупку квартиры. При рождении первого ребенка списывается 25%, второго – 50%, с рождением третьего – кредит погашается. Я за обеспечение работой выпускников, например, законодательно через квотирование рабочих мест. Врачам гослечебниц нужно предоставить статус госслужащих. Со «Справедливой Россией» я еще и потому, что там мне не выкручивали руки партийной дисциплиной и дали возможность быть собой. Мне не пришлось менять под партийные запросы свои человеческие и гражданские взгляды. Я остаюсь сам собой, и именно этим надеюсь быть полезен своим избирателем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

CAPTCHA image
*